Фото с лыжни за облака от Волкова Леонида

Наконец-то появились фото от постоянного участника наших забегов — Леонида Волкова:
https://www.flickr.com/photos/cloudrace_ru/sets/72157651279572122/

Также в этом году Леонид написал небольшой рассказ-отчёт о «Лыжне за облака» с небольшими экскурсами в историю забегов.

Песенный репортаж с Таганайской лыжни

(Лыжня за облака – 2015)

 

Стоит средь гор, между Европой и Азией,

Тесьмою речкой ласково повязанный,

На трудовую славу предками помазанный

Мой Златоуст, по имени святого названный.

Гуляют ветры над вершиной Круглицы,

По склонам гор карабкаются улицы.

И Косотур под грузом лет сутулится,

И старый пруд волнистой рябью хмурится…

Что-то рано мы в этом году приехали! Как, шлагбаум-то, открывается? Надо сказать слова волшебные? Тихон, что там Алибаба произносил перед пещерой? А, нет, уже не надо, вон идет человек. Нет, мы не просто туристы, мы именно на соревнования. Для марафонцев парковка бесплатная? Спасибо! Мелочь, а приятно! Вон там кто-то машет. Да, точно, нам. Ох, как хорошо – в дальний левый верхний угол нас поставили, у самого леса. Что там по времени? До начала регистрации почти полчаса. Давайте, на родник сходим. О, какая горка ледяная большая, будет вам где покататься, пока мы с Ринатом бегаем! Давайте, вот сюда наверх поднимемся, головастиков посмотрим. Ой, а где головастики? Под снегом? Ну, ничего, на следующий мамин день рождения на Таганай пойдём, налюбуемся.

Что, на стартовую поляну прогуляемся? Тут процесс идёт во всю: там что-то выгружают, там палатку ставят, там генератор волокут… Будет дело! А это что? На стенде по истории марафона информационные листки! Первый раз такое сделали. Давайте, поизучаем. Вот 1992 год, моя фамилия в призёрах прописана, на втором месте. Первые три года проводил «Таганай-Турист-Сервис», финиш был на приюте Таганай с последующей ночёвкой. С 2000 года,  на протяжении тех же трёх лет, стартовали отсюда, через Средний Таганай бежали на Приют. Оттуда поднимались к Круглице и, в противоход нынешнему, спускались к месту старта. Неофициально тогда, насколько мне помнится, в рамках «Лыжни за облака», проводился зачёт по Альптрассам. Наверное, сам Соколов это и инициировал. 2003 год я пропустил (был на Кавказе в экспедиции, в пещерах), из-за сильного снегопада, а на самом деле, думаю, из-за переноса его на Уральский хребет, марафон не состоялся. В 2004 году, там же, я был на полтиннике единственным участником не из Златоуста, при этом очень уверенно, с большим запасом, занял последнее место. Видимо, это было чисто лыжное мероприятие. Трасса была шикарная, ни одного ровного участка: 18 километров в гору, 3 с горы, а 4 туда-сюда небольшие пригорки. С 2005 года марафон посвящён памяти Сергея Соколова, погибшего за полгода до этого в Гималаях. Четыре года старт был снизу, из долины реки Тесьма (ох, там и морозяка бывал с утреца!), с длинным прогоном на старте и на финише по акватории питьевого пруда. Маршрут пролегал с выходом на современную трассу. В 2009 году из-за кризиса в стране нормально провести не получалось, и организаторы, молодцы, сделали очень грамотный ход. Что бы не прерывать традицию, устроили кросс-поход с финишем на Приюте, без учёта времени. Я тогда уходил на Миасс, и, когда уже поднимался от Киалимского кордона на Ицыл, меня парень догнал молодой – с Магнитогорска альпинист. Он с Приюта ушёл не на юг, а на север. Я его развернул, наставил на путь истинный. Ну, а с 2010 года, кажется, всё устаканилось. Есть коллектив организаторов, есть традиционные надёжные партнёры, есть отработанная трасса, есть множество традиций. Многие лета тебе, Таганайский марафон! Роста, и вглубь, и вширь, успешного развития!

Вон автобус большой подъезжает, для размещения, переодевания и комфортного выживания участников в зимний день. Машины на стоянку уже не пускают – видимо, переполнилось. Народ на обочине дороги начинает парковаться. Музыку включили – Высоцкий, Визбор, марши спортивные, песни Советские хорошие… Идём переодеваться? Подмазываться не надо, дома как раз на такую погоду подготовили, под утюжок положили. В карман гематогенку и мазюльку, на пояс ветровку… Нет, пожалуй, одену её на плечи. Перчатки толстые возьму, на спуске наверняка придётся в снегу кувыркаться. Идем, Ринат, покажу тебе, как на спуске палками тормозить. Вот, так туристы спускаются. Когда на спине рюкзак, падать нельзя. Лыжные палки вместе, с одной стороны, упираются в снег, по необходимости в коленку упирай. Скорость критическую набрал – и вот так, на бок. Это называется торможение падением. Через две секунды встал – и дальше поехал. Тебе хорошо, палки алюминиевые. Мне в этом плане труднее будет. Снега в этом году много, лыжи можно будет не снимать, получается намного быстрее. Тут надо или навыком владеть, как я, или не владеть никаким навыком, как ты.

Вот походил, пофоткал участников, выстроившихся на старте, остаётся буквально несколько минут. Пора выдвигаться на мою стартовую позицию, к вершине первого подъёмчика. Я уже несколько лет, и зимой, и летом, ухожу сюда, фотографирую лидеров, пробегающих участников, встраиваюсь в струю и бегу, фотографируя. Летом-то проще, можно всё делать на ходу, а вот зимой процесс намного сложнее, приходится отрабатывать отдельные точки. А ничего, в этом году со звуком ребята хорошо поработали! Ольгу, дающую приветственную и напутственную информацию, даже здесь неплохо слышно. Выстрел! Скоро появятся.

Забег за облака, где неба синева

Не для души, а так, для самоутвержденья.

Евгений дал нам старт и все, прошел азарт,

И началась у нас одышка от куренья…

Женя Банников пел эту песню на приюте ровно 23 года назад, как раз 22 февраля. Про первый летний Забег за облака. Много там куплетов было! С листочка пел. На просьбу отдать отказал – мол, единственный экземпляр. Блокнот я ещё тогда не носил, переписать не получилось. Может быть, поленился, не помню, а может быть не нашёл куда или чем. Уже, наверное, не восстановить. Что там ещё было?

Бежим не за рубли, ведь не для нас они.

Они уже ушли вперёд минут на девять.

Пускай себе бегут, инфляция вокруг.

Покуда добегут – в стране реформа денег…

Весёлые времена были! Современной молодёжи, наверное, не понять. И ещё:

И даже водка есть для судей с ТТС,

спортсмен, пока бежит – элеутерококка…  

Вон, катится волна спортсменов. Вот она делятся на две струи, здесь красивый и фотогеничный подъемчик с виражом. Что, фотоаппарат-то глючит? Тормозит, не всегда сразу срабатывает? Композиционно из-за этого не всегда получается удачно поймать. Вроде спортивный режим поставил. Наверное, из-за того, что пасмурно, долго настраивается. Ну, кончитесь вы когда-нибудь или нет?! Мне же тоже бежать хочется! Ладно, хорош, пакуюсь. Батарейки в кулак, в перчатку, фотик в кофр, под мышку. Что ж это за темляки такие!? Для лыжной гонки, конечно, удобно, палка всегда в кулаке, но вот одевать их, что-то делать, в ориентировании, например – процесс непростой. И даже довольно-таки сложный, особенно когда торопишься, суетишься. Спокойно, Ипполит, спокойно… Всё, я готов, вливаюсь в струю. Три лыжни прорезано, классно! Но народу… Надо было, наверное, пораньше встраиваться, что-то уж совсем пешеходы тут идут. Да нет, не совсем. Ладно, мне-то спешить некуда. Как говорил Пятачок «…до пятницы я совершенно свободен!». Вот подъём переходит в спуск. Нормально, хорошо разъезжаемся. Иногда кто-нибудь падает, но всё благополучно, скорости пока невысокие. Вот справа подходит лыжня, по которой мы вернёмся на обратном пути, снегоход там стоит. Спасибо за трассу! В первые три года лыжня была мягкая, перевал вообще только ногами делался. Как говорил Женя Герфанов: у нас не лыжная гонка, у нас лыжный кросс.

Край с багрянцем рябин, край, промытый от синих дождей.

Ты на свете один, ты мне всех чудес света нужней.

С детства край свой люблю, свои песни ему посвятив,

В сердце нежно храню этот старый Уральский мотив.

Эта крепкая связь, эта тайная тишь есть Любовь.

И, хоть век колеси, но на Родину явишься вновь.

Здесь родная земля, здесь твой дом и родимый порог,

Где, устав от дорог, ты услышать бы смог:

Ты вернулся? Ну, здравствуй, сынок…

Вот поляна разворота на 8 километров, здесь у меня вторая точка съёмки. Дина стоит, разруливает: марафон прямо, восемь километров вот сюда, разворот! Ну, и голосище у неё! А разве старт не раздельный? В прошлом году короткую вроде бы позже запускали, минут на пятнадцать. Да, точно, вон женщина обратно пошла. Ещё одна. А оттуда если не в три, то уж, по крайней мере, в два ряда народ выкатывает, мешаться будут друг другу, на встречных курсах, неправильно это. Что, хорош фоткать? На самом деле, крупных планов здесь не снимешь, а общие – не очень интересно. На пункте питания перед Откликным надо будет хорошо отработать. Батарейки, как всегда, в перчатку, в ладошку, ветровку снять и на пояс привязать, холодно на подъёме не будет, и вперёд.

Разве это зима?! С января снег тихонько тает.

Обезумела ртуть, столбик будто прилип на нуле.

Подурнела Юрма и, проплешины грустно считая,

Бродят злые медведи, проснувшись до срока в тепле…    

Проскочил тут, говорит, мимо меня голый, в трусах, я в шоке. Во-первых, говорю, если в трусах, то уже не голый, а во-вторых – это же Слава Пашнин. Он и в 20 градусов в трусах выступает, ему сегодня вообще Ташкент. Он у нас человек закаленный, чемпион по бане. Оба-на! А лыжня-то дальше одинарная пошла! Ширина – след Бурана. А народу – дофигища. Вереницы человек по пять бредут в горку. Лыжню просить, народ с лыжни сшибать как-то неудобно, сам виноват. Ладно, буду ехать, по возможности обгонять. Я ведь в этой жизни никуда не спешу, поэтому и успеваю везде. Можно, я слева просочусь? Подберите палки! Ага, спасибо! (и так – раз 15). Очки запотевают, как приостанавливаюсь, приходится пальцами протирать, что бы хоть что-то видеть. На ходу-то обдуваются, и нормально. Вот она, Тесьма. Отсюда, уже почти без спусков, пойдет подъём на перевал. Пропустите, пожалуйста, где будет удобно! Ага, спасибо! И вас так же! Вот, хорошо как. Есть повод пообщаться, обменяться любезностями. Меня на экскурсиях туристы иногда спрашивают: а это что, ваши знакомые? А зачем вы здороваетесь? А просто, говорю, хочется. Попробуйте – вам тоже понравится. И ведь пробуют, и ведь нравится! А на Зюраткуле, например, такое не прокатывает, обстановка, видимо, какая-то не такая. Или аура.

В небе след одинокой лыжни,

Чуть расплывшийся в крошеве льдистом.

Будто в глупую морду луны

Кто-то брызнул малярною кистью …

Ой, кто это там сзади?! Серёга, здорово! А ты как здесь оказался?! На старт опоздал? У меня та же проблема – вроде и хочется быстрее, а когда пачками народ идёт, не хочется их расталкивать. Ты никуда в этой жизни не торопишься? Пропустите, пожалуйста, где удобно будет! Двое нас, мы хотели бы побыстрее ехать, спасибо!  (и так раз 20, только Сергей вместо Спасибо говорил Благодарю). О, Ринат! Что, Бобик сдох? А нефиг было со старта задницу рвать! Ну, ничего, ты же спортсмен, футболист, здоровье имеется. До перевала доберёшься, а там уже деваться некуда. Чего, Серёга, там нового на космическом фронте, когда следующий метеорит к нам прилетит? А почему в прошлые выходные на первенстве города тебя не было? Не успел сегодня позавтракать? Ничего, сейчас нас блинами будут кормить, если правду вчера написали в мировой паутине. О, спасибо за лыжню! Что, разговорами своими достали? Ну, извиняйте, мы не со зла. Что, будем у этих лыжню просить, или отдохнём немного сзади? О, привет покорителям восьмитысячников! Дак я же фотографирую! Видел столбик на поляне, где разворот на 10 километров? Это и был я. А вот на этом месте, Серёга, в прошлом году я Гоше Чернецову камеру на голове поправлял, сбилась она. Ролик про марафон смотрел? Кстати, ты его не видел сегодня? А ты не в курсе, почему Дамир не приехал? Ой, пропустите вот здесь, где пошире, двое нас, спасибо. Да не знаю, неужели мы прямо на весь лес разговариваем? Нет, Зимятов на Фишерах выступал, по крайней мере в Сараево, у меня, фотоальбом есть, а на таких, как у меня, Гунде Сван выступал. Гена, а помнишь, как на самом первом марафоне мы здесь пробирались, увязая в снегу? О такой замечательной лыжне и мечтать тогда не смели! Пропустишь? Двое нас! Спасибо. Дима, а тебя почему в прошлом году не было? Был? Что-то я как-то это не отразил. Смотри, я ведь протоколы старые подниму, проверю! А вот с этого места у меня, Серёга, слайд есть шикарный летний, коряга тут живописная была, лет пятнадцать назад исчезла, наверное, сгнила. И березняк молодой поднялся. Это мы уже к южной оконечности Откликного приблизились, километра через полтора будет пункт питания. Ветер встречный, дым от костра метров за триста почувствуем. Ориентировщиков, кстати, много приехало, впрочем, как всегда. А Даша Просвирина бегом на Круглицу побежала по тропе. Для неё зима уже кончилась, к летнему сезону готовиться надо. Интересно, почему на O-CHELе  инфу не выложили? Надо будет после финиша у Паши спросить. Антон! А ты разве зимой бегаешь?! Что, решил выбраться? Молодец! И летом здесь готовься 42 бежать, хватит филонить, по тридцадчику прикалываться. Тут на Видгофе, на новом здании, вроде как работа намечается, позвоню на днях. А вам без шапки не холодно? Хоть и не 20 градусов, но всё-таки…

Дымком потянуло, сейчас будем харчеваться. Вот и пункт питания. Добрый день, баба Валя! Да нет, пока некогда. Погоди, Серёга, не убегай сразу, дай я тебя хотя бы сфотографирую! Пока батарейки выковырнешь, пока фотик достанешь, пока его зарядишь… Я-то тут надолго, у меня процесс творческий начинается. Всё, свободен, катись колбаской по Малой Спасской, спасибо за компанию. Чего тут ещё интересного есть, кроме как поесть? Давайте кружку чая, пока народу мало. Какой, Лёня, у тебя передничек красивый! Что это ты там с таким решительным видом разделываешь топором, батон колбасы, наверное? Соски с водой разрубаешь? Завезли накануне, замёрзла? Классная технология! Всегда так делаете? Молодцы! Не снеговой же водой спортсменов травить! Нет, на видео снимать не буду, а на фото с удовольствием. О, толпа подкатывается. У меня мазилка есть! Свикс фиолетовый, ноль градусов, как раз на такую погоду. Да пожалуйста! А аскорбинку можно? Три штучки! Спасибо! Погода для фотографирования сегодня неудачная – ни солнца, ни мороза. На головах участников не только нимбов не видать, а даже ни инея, ни сосулек, как обычно. Вон ещё толпа накатывает. Что, масленица, говорите? Ну, ладно, давайте блин. Хоть это и не спортивное питание, но кто здесь спортсмен? Спортсмены уже давно на той стороне хребта. Да и ладно, что холодный, мы же не в ресторане! А зачем вам такой большой рюкзак? Уж где-где, а на этом марафоне кормят очень неплохо. Если попросите, то вам и в дорогу блинов дадут. Ладно, давайте ещё чаю стаканчик. Хорош, наверное, буду потихоньку сворачиваться. Спасибо, до свидания, за вкусное питание!

Подмазываться, наверное, не надо, вроде как держит боле-менее нормально. Таких лыж, Слава, как у нас с тобой, наверное, здесь больше и нет ни у кого. Ох, смотри, какая ёлочка красивая! Я пока постою, вон ту компанию подожду в таком фотогеничном месте. Когда идёшь наверх, надо людей и снизу, и сверху иметь, для кадра. А ты, Сергей, что так рано к фляжке прикладываешься? Только что же от пункта питания отъехал! Или это просто повод остановиться отдохнуть? Лыжам моим? Не знаю, я их купил в 1996 году. Мне друзья-спелеологи говорят: к нам в магазин на комиссию принесли лыжи, мы их отложили для тебя. Даже пара штампов краской имеется, в крупных международных соревнованиях они участвовали. А вон там, впереди, на таких же едет. Давайте, догоним, спросим. Слава, ты свои лыжи где брал и когда? АМЗовские лыжники из Москвы со сборов привезли? По возрасту это, наверное, восьмидесятые годы. Да нет, не семидесятые. Гунде Сван по крайней мере в 1984 году на них бегал. Я слышал, что это просчёты в маркетинге, лыжи сами по себе очень хорошие. Ой, какая коряга классная в снегу! Если бы мне надо было устроить холодную ночёвку, то я именно в этом месте стал бы откапывать себе пещеру. Как я тогда на Среднем Нургуше? В минус десять, без пенки, без спальника, даже без горелки, б-р-р-р. Как вспомнишь – так вздрогнешь! Молодость боевая. Что-то сзади народ далеко, давай-ка я лучше передних догоню! Фотик в зубы – и вперёд. Ага, вот так. На самом первом забеге я здесь Леонтьева почти достал. Еду, говорит, спокойно, оглядываюсь — а ты рядом. Ускорился резко, убежал. Фотки где посмотреть? Я, наверное, куда-нибудь выложу и ссылку дам в те места, где положение имеется. Например, на СКИ 66. Может быть, Паше Казакову на финише скину, но боюсь, что он опять выложит их все скопом, а их всё равно, по-любому, фильтровать надо. О, уже налево?! Что-то быстро подъём закончился! Проходите вперёд, тут вон какое симпатичное место, человечек нужен для кадра. Ох, как классно вы раскорячились, спасибо! Оба-на! А это что такое?! «Карта памяти полна»?! Нифига себе подставуха! Там же кадров триста было в запасе! Или я чего-то в этой жизни не понимаю? Неужели я триста кадров успел приговорить?! Ладно, потом буду думать. Пакую фотик, батарейки в кулак, в перчатку. Одеваю ветровку, сейчас до Тесьмы спуски пойдут, будет холодно, и вперёд. Вот тропинка – на Круглицу народ пешком ходит. Слава, пропусти, я быстро буду спускаться, спасибо!

А снега лежат и укрывают Землю,

И в снега уходим, просто надо как-то

Породниться с белою метелью

На Уральском на хребте горбатом… 

Сейчас начнётся. Ой-ой-ёй, осторожно! Хорошо! Ой, погодите чуть, проскочу сейчас, спасибо! Удачно проехал двоих упавших, выкатываюсь на поляну. Да, можно не снимать, снега много. А многие и не снимали, вон как зигзагами склон исполосован. Чем я хуже? А я не хуже, я даже в чём-то, может быть, и лучше! Ну, кто ж так строит?! Падать народ не умеет, что ли? Ям наковыряли, фиг проедешь. Лучше всего этот спуск был сделан на самом первом марафоне. Спускались слева, по лесу, крупными зигзагами. И контр-уклоны на виражах, и знаки дорожные «опасный поворот», а главное – основа твердая была. Если знать заранее, что все так основательно подготовлено, то можно было почти не тормозить. От приюта здесь близко, делали работники ТТС. Финиш у них был. А сейчас всё отдано на откуп участникам. Ох, нехорошо я упал! Так и лыжу подломить можно! Когда-то специально из-за этого спуска брал алюминиевые палки, что бы тормозить полноценно. А если прямо, по тропе на заднице попробовать, раздвинув лыжи? А вроде бы неплохо получается! Холодно только под хвостом, но ничего, не долго же! Интересно, что думают те, кто медленно и печально спускается пешком, о тех, кто проносится мимо них? Вот я и внизу. А вы что, всё ещё идёте? Бросай курить, вставай на лыжи! Именно про этот спуск, наверное, песня

Хватит нам на спуск до ЛЭП двух минуток,

Двух минуток, двух минуток,

А потом без лыж в снегу трое суток,

Трое суток, трое суток…

Ох, слалом какой классный на узкой лыжне в лесу! Ой-ой-ой, лыжи подберите, спасибо! Вот Заячья поляна, скоро Приют Таганай.

Снова замерло все до рассвета,

И не слышен ни топот, ни свист.

Только слышно — за Круглицей где-то

Одинокий балдеет турист …

Здравствуй, Приют! Как давно я здесь не был! Проскакиваю в крайние годы иногда без остановки по дороге со Златоуста на Миасс. Зимой ещё в 1991 году здесь мешки с цементом ворочал, первую юрту помогал устанавливать.… Сколько здесь ночей проведено, сколько песен перепето! Я бы сказал и перепито, но спиртного не употребляю. Разливать – да, доводилось неоднократно. Как Женя Герфанов говорил: где сидеть неважно, лишь бы рядом с Лёней Волковым. Девчата, умеете кадры с фотика удалять? Пожалуйста! А я бы пока перекусил чего-нибудь. Нет, спасибо, колбасы не надо. Курага у вас хорошая, мягкая. На том пункте питания очень твёрдая, то ли мороженая, то ли сушёная. Чаю вон того лучше, который с лимончиком. Нет, отдельно лимона не надо. Конфетку? Давайте, три штуки, что бы во рту и не пусто, и не густо было. Во всём ведь нужна не только сноровка, закалка, тренировка, но и гармония. Сколько кадров удалили? Шесть? Ну, и ладно, хорош! Сфоткайте меня, а то, как всегда, сапожник без сапог. Сейчас их шлёпну – и побегу. Всё равно до финиша больше фотик доставать не буду. Ой, погодите, полежите ещё чуть-чуть, сейчас, щелкну, спасибо. А что это за действо такое? Снег из ботинок вытряхиваете? У вас там что, снегоуловитель? Я обычно из своих пальцем выковыриваю, нагнувшись. Ну, ладно, ребята и девчата, спасибо вам большое! До свидания! Девчонок с праздником!

Вот, теперь до финиша поупираюсь, похриплю, в полную силу отработаю. А ты, Володя, почему пункт питания проигнорировал? А, у тебя поилка есть? Вот эта малоприметная трубочка на плече? Классно! Анатомичная, телом обогревается? Чего только эти проклятые буржуины не придумают  на радость простому человеку!

Оторвать невозможно от склона пудовые лыжи,

На подлипе спускаемся битых четыре часа.

Опаленные щёки нам солнце голодное лижет

И сквозь сжатые веки мучительно режет глаза…

Эта песня явно не про сегодняшний день. Ох, осторожно! Здесь снегоходами накатано, такая вот гребенка, нырки постоянные. А тут ещё и ручей. Я бы на вашем месте тоже обязательно упал бы!

Где найдешь еще город такой заводской,

Где по дням выходным на трамвай

Собираются люди, рюкзак за плечо,

И вперед — на хребет Таганай…

Какой номер красивый! Долго выбирали? А, это ты, Саня. Паша дал? Ну, да, главный секретарь для родного папаши такой мелочи не пожалеет! Пропустишь? Хорошо у меня сегодня под горку катит! Да и держит неплохо. Я три года назад, представляешь, мазь не взял, километра с седьмого реально мучился, на руках шёл. Сейчас-то хорошо, отмазку себе придумал – фотографирую, типа, второй год филоню. Не надо в гору пыхтеть, хрипеть, упираться…

И если городской наскучит лай,

И не помогут деньги и семья,

Вас ждут на Среднем старые друзья,

Вы приходите к нам на Таганай!

Как жаль, что до сих пор не вместе мы,

Но посреди всей этой кутерьмы

Вы помните, что в выходной

Стартуем от тюрьмы!

Вот он, поворот налево, на Средний Таганай. Много раз туда поднимались, а как-то в малоснежный год не стали, а в дальнейшем и вовсе прекратили. И километраж сократили, и подъёмчик приличный убрали, но и так хорошо. Всё равно до классического лыжного марафона он не дотягивает, а нам классика и не нужна. Это же хорошо, когда нестандартно!

Ну, а нас, тайком стеная, гонят ветры Таганая.

Нагулялись? Записали адреса?

И бредем к себе понуро с ледяного Байконура,

Там, где ели целят прямо в небеса.

Что же в памяти осталось? Холод, сумерки, усталость,

Да брезента замороженного хруст.

Но пускай тебе приснится удивительною птицей

Оперившийся снегами Златоуст…

Вот он, спуск знаменитый. Или подъём, это с какой стороны посмотреть. С нашей – спуск. Награда участникам за труды праведные. Ох, хорошо несёт! А мы ещё и полуконёчком пришпорим. Й-е-х-х-о!!! Э-ге-гей!!! Уау-ау-ау!!! Ох, хорошо! И парень вон тот, впереди, тоже орёт едет. Размахнись рука, раззудись плечо! Да нет, пока езжайте, я чуть подожду. Будет удобно – пропустите. Вот как хорошо получилось! Почти без потерь разъехались, нервов и времени.

И тебе, и мене хо-ро-шо!

Добрый день! Идут пешком, на Приют, наверное. Хотя сейчас хоть куда далеко можно добраться, у народа снегоходов – как собак нерезаных. Чуть снег выпал – катают, особенно с Миасса. Дорога не хуже, чем летом. Тогда, помню, спрашиваю: вы куда? На метеостанцию! А почему не на лыжах? А зачем? Пешком удобнее! Вот, дожили.

Хорошего осталось понемножку,

Всего лишь на пожатие руки.

Давай с тобой присядем на дорожку

Над белоцветьем Каменной реки.

Куда нас увлечёт её теченье?

Туда, где жизнь шумлива и пестра!

Но станет ли нам город излеченьем

От въедливого вируса костра?  

Вот Камень-Лягушка, вот Большая Каменная река… Пропустите, пожалуйста! Спасибо! Да, накатываю! Ой, а это что за мостик железный, снегом заметённый, слева? Вроде не было тут ничего никогда. Наверное, какая-нибудь речка-соплюшка малозаметная, разливающаяся по весне. Национальный парк тропы благоустраивает?

Как хорошо, о, Боже мой, под пологом родных берёз

Бежать знакомою тропой в кроссовках рваных длинный кросс.

И наблюдать без лишних слов, приняв росы холодный душ,

Как плавают меж облаков хребет Зюраткуль и Нургуш.

Вот в этом месте у нас в 1975 году стоянка была, первая моя ночевка на Таганае. Тот самый год, засушливый, когда Увильды выкачивать начали. На первое мая на всём Таганае оставался единственный небольшой снежник там, где спуск в Долину Сказок. Мужики в плавках резвились, катались. А я в Тургояке купался. А вот та самая поляна, на которую лыжня спускалась со Среднего Таганая, скоро Тесьма. О, ещё один мостик, и наледь под ним. Да, реально ребята работают. А вот и Тесьма. Добрый день! Нет, мне ничего не надо! Я просто хочу ветровку снять и подмазаться. На самом деле, практика показывает, что потеря времени на это почти никогда себя не оправдывает, но меня сейчас время не волнует, здоровье дороже! Спасибо, до свидания! Вот этот крутой взлёт. А вы зачем лыжи снимаете? Неспортивно же! Да ясно, что легче, зато дольше! Как-то раз, когда ещё снизу, с Тесьмы, стартовали, парень молодой, весь из себя, наворочанный, на старте, обращаясь куда-то в пространство,  ко всем сразу,  недовольно пробурчал: вы только сразу вперёд не лезьте, а то что вас потом, давить, что ли? И вот здесь, посередине этого подъёма, это километр примерно седьмой, он стоял рядом с лыжнёй, опершись на палки и тяжело дыша. А реально хорошо, лыжи-то держат! Сейчас я буду на финишных подъёмах народ щёлкать, как семечки. Везу ведь как стоячим! Ну, понятно, они со старта работали, а я отдыхал стоял, типа фотографирую. Вот поворот налево, вернулся на стартовый участок, вышел почти что на финишную кривую. Здесь две лыжни, просить дорогу не надо, так обхожу. А это что за интересная конструкция – сноуборд, волочащийся  сзади на длинной верёвке? Да нет, спасибо, не помешали! Ох, хорошо, когда прёт! Просто лечу в этот подъём! Вон того бы деда ещё успеть достать, пока спуск не начался. Да, успеваю. Да и на спуске укатываюсь. А вон того парня на том самом, уже не подъёмчике, а спуске, по большой дуге сделаю. Ох, хорошо! Выхожу на финишную прямую…

Спасибо организаторам соревнований!

Я тащился, как удав по наждачке!

Поистине райское наслаждение, Баунти отдыхает.

Ударим марафоном по бездорожью и разгильдяйству!

Все на лыжи!

Как там у Лёни Курбатова?

Пусть злее стала жизнь, но мы не обозлимся.

И, видя журавлей среди вороньих стай,

Мы из последних сил еще раз изумимся,

Тому, как на заре прекрасен Таганай,

Тому, как на заре прекрасен Таганай.

P.S. В этом репортаже были использованы песни: Юрия Зыкова (Златоуст), Юрия Балютова (Карабаш), Евгения Банникова (Сатка), Евгения Герфанова (Златоуст), с костровых записей.

Опубликовано в Новости